Русский / English

Художник должен быть глуповат”. Перезагрузка.


В какой-то момент мы поняли, что объектом наших работ может быть все что угодно, и сразу произошло внутреннее раскрепощение, очищение, облегчение. Признаться, это очень комфортное, легкое состояние. Раньше мы придумывали свои сюжеты, а теперь берем их из реальности. Что, впрочем, не мешает этим сюжетам быть иногда фантасмагорическими, иногда лирическими. А так как мастерская у нас находится в Химках, то этот небольшой, провинциальный, подмосковный город, живущий какой-то своей жизнью, и стал одним из наших героев. В нем мы находим все: и комедию, и трагедию, и фарс, и красоту.

В городской архитектуре мы видим супрематизм, в дурацкой рекламе – абстракции Малевича и Мондриана, а еще мы видим симпатичных девушек, которые жарким летом высыпали на улицу в коротких юбках. Это не фотомодели, а обычные люди, которые, сами того не подозревая, становятся героями наших картин. Раньше нам казалось, что для современного искусства это неактуально, но теперь мы пересмотрели свои взгляды.

Нам захотелось погрузиться в реальность, увидеть ее красоту. Не глянцевую, искусственную, фальшивую поверхность, с которой мы работали раньше, не советское барокко или Голливуд, а действительную красоту жизни. Масс-медиа - кино, журналы, реклама приучили нас к выхолощенной, глянцевой красоте, и любоваться листком на ветру или паутинкой нам уже трудно. Их просто не видно за агрессивной, нахрапистой рекламной роскошью. Мы сами много лет работали с медийным трэшем, а теперь, с одной стороны, нам это наскучило, с другой стороны, ветер, похоже, меняется.

Вообще художник должен быть глуповат, чтобы ничего не надумывать, а позволить потокам времени проходить сквозь себя. Поэтому нам казалось естественным, что в 1990-е годы мы перерабатывали советскую эстетику, в 2000-е переключились на гламур, журналы, моделей, фитнес, теперь, видимо, настал новый период. С другой стороны, еще в 1980-х годах мы каждый сам по себе делали нечто подобное тому, что мы делаем сейчас. Да и в работах последних лет можно найти предвестников «Химок. Life». Просто раньше они были частностью, а теперь стали главным потоком. Можно сказать, что это идеи из старого багажа, но по-новому аранжированные.

Мы ходим по улицам и фотографируем. Бывают дни, когда мы делаем по 2000-3000 фотографий. В результате у нас в компьютере хранится целый мир, из которого мы отбираем понравившиеся сюжеты. Для графики – одни, для масла – другие, для акварели - третьи. Мы почти отказались от монтажа, так что наши работы очень близки к фотографии.

Мы против терминов, вроде «новой искренности» или «нового реализма». Просто мы хотим взять слепок современной жизни и запечатлеть его в художественных образах. Мы создаем общую картину из кусков мозаики. Есть работы радостные, грустные, дождливые. Болтают девушки, мужики стоят возле машины, ветераны выпивают на лавочке, женщина стоит, задумалась, ждет кого-то... Если говорить о прообразах, то это в чем-то Пименов, в чем-то Дейнека, Файбисович. Можно назвать еще сотню фамилий, а можно никого не называть, потому что у нас нет отсыла ни к кому из них. Пока что даже нам самим трудно сформулировать что-то определенное. Мы запустили новый поток, где-то мы им управляем, где-то он нами.


Александр Виноградов, Вдадимир Дубосарский



Back to exhibition >>>